“Я Должна Это Рассказать” – Откровенное Письмо Жертвы Кадыровских Застенок (ENG SUB)



Published
Версия на Английском языке - https://youtu.be/XJcI8uLC_sA (Доступно по ссылке)

Наш Telegram - https://t.me/free_channe
Наш чат - https://t.me/free_channelchat

Статья - https://vayfond.com/7046/

Письмо, которое поступило в Вайфонд.

Анонимность сохранена, некоторые имена и названия удалены или переименованы в целях безопасности автора. Чеченские предложения переведены на русский язык.

“Увидев, как Хасан Халитов не может глотнуть воздух от боли, я как будто почувствовала этот комок в моем горле. Я думаю, пришла пора рассказать мою историю, и я надеюсь, что другие девушки, которые были со мной, также осмелятся рассказать и подтвердить случившееся с нами.
Хоть и прошло уже 7 лет, боль и раны очень свежи. То, что я вам расскажу, я вижу каждый раз, закрывая глаза, как будто это было вчера.

В 2014 году мой двоюродный брат был похищен гудермесскими кадыровцами. Я до сих пор не знаю, был ли он (кузен – ред. Vayfond) на самом деле участником подполья, или они, как всегда, просто использовали его на «результат». В его телефоне кадыровцы нашли нашу семейную группу в «Одноклассниках». Там были только мы, и больше никто не имел доступ к обсуждению данной группы. У нас никогда не было разговоров о политике, за исключением совсем безобидных и редких шуток о Кадырове. Мы в основном шутили и скидывали разные приколы и музыку.

Я вышла замуж за месяц до того, как моего кузена похитили. Попытки его найти не увенчались успехом. Тогда несколько известных правозащитников вели активные поиски и подавали различные заявления по факту похищения. Приняли лишь заявление по факту исчезновения, но факт похищения игнорировали и в возбуждении дела отказывали.

Через 3 месяца, как мой кузен пропал без вести, в дом моего мужа в Грозном ворвались то ли ОМОН, то ли какая-то другая структура, были разные аббревиатуры, все были в масках, за исключением Усмана Рашидова. Его имя и фамилию я запомнила, а его должность я осмелилась узнать в интернете лишь через годы, так как, имея посттравматический синдром, мне было тяжело даже заикаться про это имя, мне хотелось забыть о том, что случилось. Он оказался начальником УГРО Гудермеса.

Меня не было на тот момент дома, я ездила навестить больную тётю по материнской линии. Внезапно мне звонит моя свекровь, и говорит добрым, но дрожащим, голосом: «Хава (имя изменено – ред. Vayfond), не могла бы ты срочно вернуться домой?», я спросила: «Мама, что-то случилось?», а она как будто пыталась меня наоборот предупредить, чтобы я не приезжала: «Нет, ничего, просто приходи, есть некоторые срочные дела». Я точно поняла, что что-то случилось, так как моя свекровь никогда не стала бы меня торопить вернуться домой от больной тети, не объясняя важных причин.
Я осталась у тёти. Ближе к ночи к нам постучали в дверь. Моя родственница открыла дверь и человек в гражданке спокойно попросил, чтобы я оделась и вышла. Родственница сказала, что меня нет дома, на что он сказал, что если она ее не позовет, то он заберет и ее и меня. В итоге я вышла, меня посадили в машину на заднее сидение посередине между двумя другими мужчинами.
Я спрашивала забравшего меня человека, он сидел на переднем сидении: «брат, что случилось, почему вы меня забираете?». На что он каждый раз отвечал грубо, чтобы я закрыла рот и смотрела вниз, последний раз он ударил меня кулаком по солнечному сплетению, от чего я чуть не задохнулась.
Меня отвезли в Гудермес в какой-то полицейский отдел. В отделе были темные помещения в несколько комнат подряд без дверей, пол бетонный, как будто-то недостроенный или на стадии ремонта. В одной из комнат были 2 мужчин и в другой 2 женщины, как оказалось, это были семейные пары. Мужчины были прикованы одной рукой к трубам и ногами друг к другу, женщины просто сидели на полу. Мне сказали так же сесть на пол и не разговаривать ни с кем.

Когда мужчин пытали, мы это слышали, женщины начинали сильно кричать и плакать, после чего приходил кто-то в маске и избивал всех нас по животу и бедрам, и также дергал за волосы ту, что кричала очень сильно.

Приблизительно через час пришел тот самый Усман Рашидов. Высокий и лысый, с до ужаса неприятной внешностью. Постоянно чем-то плевался и был явно под каким-то воздействием. От него также очень сильно исходил противный запах, который мне и сегодня иногда мерещится.
Рашидов начал очень сильно материться. Он сказал: «Я страшный бандит, я могу сделать с вами все, что хочу, да, я очень страшный человек, вы не выйдете отсюда живыми». Посмотрев на меня, он сказал: «с тобой отдельный разговор, шлюха».

Продолжение писать мне тяжело, но я должна это сделать…

смехом ответил: «эти шлюхи мне не нравятся, когда будут девственницы, дай знать».

Продолжение - https://vayfond.com/7046/

Copyright ©2022, VAYFOND. Все права защищены

#ПыткиЧечня #Жертва #Кадыров
Category
Job
Be the first to comment